Предварительная оценка документов

image

     Таким образом, предварительная оценка документов, которые имеются в сугубо источниковедческой диссертации Б. Н. Комиссарова, которая, совершенно несомненно, представляет огромный интерес и великолепный подарок прежде всего бразильским историкам,— в этом смысле требует более осторожных формулировок. Ни о чем другом я и не забочусь, как о большей осторожности. Потому что некоторые Ваши формулировки на этой стадии работы, которые Вы сегодня на защите очень хорошо определили в своих рамках, отвергнув от себя все выходы в чисто историческую сферу исследования, нуждаются в осторожности. Вот, на­пример, термин «уникальный» — он встречается у Вас очень часто. Для Вашей эпохи уникальным источником — это Вам хорошо известно, но, простите, приходится сказать — является тот, который содержит сведе­ния, отсутствующие абсолютно во всех источниках. Но как только выявля­ется источник, который эти сведения тоже содержит,— а этого никак нельзя сказать про Ваш материал, поскольку Вы правильно на этом эта­пе отвели от себя исследования зарубежных архивов (французских, анг­лийских, испанских, португальских и т. д.),— он теряет уникальность. Это не значит, что он теряет свою ценность, но он теряет свою уникальность.

     Вот поэтому мне тоже хотелось быть в твердой надежде, что Ваша работа будет напечатана, и не менее твердой надежде, что Ваша работа будет Вами же продолжена в историческом плане,— еще раз проверить эти слова, эти термины, и очень точно с ними обращаться, т. е. приме­нять их только к такому материалу, относительно которого Вы абсолютно убеждены, что его нигде нет и быть не может. Иначе это введет в затруднение и в недоумение последующих исследователей, и они будут вправе предъявить Вам какие-то претензии.

     Поэтому к вообще всему разделу «Дипломатические донесения» хо­телось бы видеть какую-то большую теоретическую вводную часть или, может быть, написать специальную статью на эту тему, в которой был бы поставлен вопрос вот в таком плане, как мне представляется наибо­лее целесообразным на данном этапе.

     Но в целом даже автореферат я прочитала с огромным интересом, потому что создание таких комплексов представляет собой, действитель­но, итог колоссального труда.

     И еще последнее замечание. Как политические, дипломатические до­несения, так и отчеты о плаваниях и т. д. (там где они касаются стра­ны в целом), проверяются не в той стране, откуда вышли эти авторы,— они проверяются в стране их пребывания. Сказания иностранцев о Рос­сии, записки всевозможных точных и неточных путешественников по России в XIX в. проверяем мы, историки России. И нельзя думать, чтобы ь той стране, откуда вышли эти путешественники или эти иностранцы, могла бы быть возможна такая проверка. Поэтому я и говорю, что это прекрасный подарок бразильским историкам. Но это для них же и изве­стного рода вызов — то, что называется очень хорошо термином defi — вызов, вот так, как вызывали рыцарей на поединок, а теперь применяется очень часто ко многим отраслям. Что они скажут по этому поводу? Ве­роятнее всего, они-то и окажутся теми, кто сможет взвесить всю цен­ность и достоверность этих сведений с максимальной точностью, как делаем это мы по отношению к иностранцам или иностранным путеше­ственникам [по России], независимо, кто это — англичанин, француз, немец и т. д. Поэтому если бы такой отклик уже был (я думаю, что его еще быть не может, потому что опубликовано все это частями и со­всем недавно), он-то и будет лучшей похвалой данной диссертации, и мне хочется уже заранее поздравить Вас с тем, что если не все, то многое окажется очень хорошим.


Реакционный курс во внешней политике Венгрии