Связи с партизанами

image

     В это время, в феврале 1943 г., у нас завязалась связь с другим партизанским отрядом. В числе моих учениц по БГУ была одна минчанка, перед войной уже читавшая лекции по истории ВКП(б) на истори­ческом факультете педагогического института, которую мы запросто зва­ли Майей. Во время пожара Минска она погорела, а после прихода немцев устроилась на работу в одной деревне, недалеко от Минска. Ле­том и осенью 1942 г. она приходила несколько раз в Минск и заходила к нам. Зимой 1942/43 г. она втянулась в партизанскую работу, стала связной, и через нее у нас установилась связь с другими партизанскими отрядами — с ее отрядом и с двумя другими. Связные, которые приходили с ней и получали у нас также приют и ночлег, устраивали у нас свида­ния с минскими партизанскими работниками. Эти посещения были часты­ми, с этого времени мы стали иметь более или менее регулярные вести с родины, оперативные сводки, листовки, газеты и т. д.

     Настроение стало другим. Мы узнали из первоисточника о разгроме немцев под Сталинградом и взятии 300 000-й армии во главе с ее коман­дующим г. Паулюсом и его штабом, о занятии Воронежа, Курска, Харь­кова, Ростова, о колоссальных потерях немцев. Мы узнали о больших переменах в организации Красной Армии, о героической работе тыла, о наших международных отношениях и успехах. Нам посчастливилось прочитать доклады тов. Сталина 6 ноября 1942 г. и 1 мая 1943 г. и не­которые другие его выступления. Я не могу высказать словесно то не­обыкновенное чувство радости, гордости и пламенного желания вырваться скорее из немецкого плена и включиться в общенародную работу для победы над врагом, какое охватило нас в это время. На волю из плена, на свободу из «стана ликующих и праздноболтающих, умывающих руки в крови» в стан тех, которые борются до последней капли крови, до по­следних сил труда «за великое дело любви» к Родине, к своему на­роду […].

     Осуществление нашего желания взяла на себя Маня. Она вела пере­говоры с отрядами и партийными организациями, она составила план нашего ухода из Минска, подготовила перевозочные средства, привлекла на помощь ряд людей в Минске и под Минском. Это была нелегкая зада­ча. В конце июня из Минска к партизанам пришли два старых ученых — академик Прилежаев и профессор Ветохин, и это заставило немцев насторожиться. Мы хотели уйти 16 июля, но этот срок пришлось изме­нить ввиду вышеуказанного обстоятельства и произведенных взрывов на двух заводах в Минске, после которых немцы ввели контроль на всех главных дорогах из Минска, проверку документов и вещей всех едущих и идущих из города и в город. Наш уход задержался до 1 августа. Контроль продолжался с неделю, а затем был снят, но мы выждали еще неделю, пока не удостоверились, что выезд из Минска стал опять сво­бодным.


Советские книги